Face

03 Июля 2013, 01:55
Игорь Губерман. Лучшие четверостишия

Есть такой интересный персонаж - поэт-диссидент Игорь Губерман. Родился в Харькове в 1936 году.  Писал научно-популярные книги, но все активнее проявлял себя как поэт-диссидент. В 1979 году был арестован и приговорен к пяти годам лишения свободы, в связи с резкими высказываниями в своих произведениях против политики. Попал в лагерь, где вел дневники. В период ссылки, на базе этих дневников была написана книга «Прогулки вокруг барака».




В 1984 году поэт вернулся из Сибири. Долго не мог прописаться в городе и устроиться на работу. В 1987 году эмигрировал из СССР, с 1988 года живёт в Иерусалиме. Часто приезжает в Россию, выступая на поэтических вечерах. Нам нравятся его маленькие поэтические зарисовки. Команда Facetoplace.ru выбрала на свой взгляд лучшие четверостишия, чтобы познакомить вас с творчеством талантливого и весьма циничного поэта.

Мне моя брезгливость дорога,
мной руководящая давно:
даже чтобы плюнуть во врага,
я не набираю в рот говно!

Вовлекаясь во множество дел,
Не мечись,как по джунглям ботаник,
Не горюй,что не всюду успел,
Может ты опоздал на "Титаник"

С людьми я избегаю откровений,
не делаю для близости ни шага,
распахнута для всех прикосновений
одна лишь туалетная бумага.

Строки вяжутся в стишок,
море лижет сушу,
дети какают в горшок,
а большие - в душу.

Будущее - вкус не портит мне,
мне дрожать за будущее лень;
думать каждый день о черном дне -
значит делать черным каждый день.

Довольно тускло мы живем,
коль ищем радости в метании
от одиночества вдвоем
до одиночества в компании.

Носишь радостную морду
и не знаешь, что позор —
при таких широких бедрах
такой узкий кругозор.

Когда мила родная сторона,
которой возлелеян и воспитан,
то к ложке ежедневного говна
относишься почти что с аппетитом.

Днем кажется, что близких миллион,
И с каждым есть связующая нить.
А вечером безмолвен телефон,
И нам, по сути, некому звонить.

Бывает - проснешься, как птица, 
крылатой пружиной на взводе, 
и хочется жить и трудиться; 
но к завтраку это проходит.

Эпическая гложет нас печаль
за черные минувшие года;
не прошлое, а будущее жаль,
поскольку мы насрали и туда.

Спасибо организму, корпус верный
устойчив оказался на плаву,
но все-таки я стал настолько нервный,
что вряд ли свою смерть переживу.

Комментарии:

Никто ещё не прокомментировал.
Только зарегистрированные пользователи могут комментировать.